задорнов.

Заседание нобелевского комитета:

Председательствующий:

-Господа, сегодня мы собрались, чтобы выдвинуть кого-нибудь на премию мира. Какие будут предложения.

Секретарь:

-Уважаемые члены комитета, считаю не лишним напомнить, что существованием нашей организации мы обязаны динамиту, который унёс немало человеческих жизней. Это нужно учитывать.

Член комитета от Швеции:

-Господа, тогда я предлагаю обратиться к истории нашей организации, и присудить премию мира изобретателю самого разрушительного оружия. Кажется это были американцы со своей ядерной бомбой. Чем это не орудие защиты свободы и демократии.

Член комитета из Японии:

-Мы протестуем. Тогда дайте премию мира и Японии. Ведь американцы испытали свою ядерную бомбу на нас.

Председательствующий:

-Мысль хорошая, но вынужден её отклонить. К тому же мы уже дали президенту сша премию мира. Он её до сих пор пытается оправдать действиями в Ираке, Ливии, Сирии и Иране. Если мы дадим ещё и его стране премию мира, то их совсем будет не унять.

Член комитета из восточной европы (робко):

-А может тогда дать премию русским. Они во времена СССР вроде тоже какую-то бомбу придумали. Кажется вакуумную.

Председательствующий (пренебрежительно):

-Помолчите! Вам нужно было бы получше знать историю нашей организации. За что по вашему мы дали премию господину… как его там… Сахарову кажется [И ещё этому.. Солженицину… За разрушение!]. Вот видите. Мы помним об этом и всегда чтим традиции нашей организации. Так что лишаю вас слова. {}

Член комитета из восточной европы тихо встаёт и уходит.

Председательствующий:

-Ну? Так какие будут предложения.

Член комитета от Германии (неуверенно):

-А может дать посмертно премию мира Гитлеру. Он по-моему тоже изобрёл какое-то оружие массового уничтожения несогласных с европейской демократией. Ну как же оно там называлось…. газенвагены вроде… освенцимы… С их помощью он, как бы это получше сказать, очеловечил что-ли, целую кучу неполноценных народов — славяне, цыгане, коммунисты всякие.

Председательствующий:

-Коммунисты это хорошо. В смысле плохо. В смысле коммунисты в освенциме — это хорошо, а так это конечно плохо. Ну тут все свои, надеюсь меня поняли. Вобщем ставлю на голосование кандидатуру Гитлера. Кто за то, чтобы дать в этом году премию мира господину Гитлеру? Голосуем.

Член комитета от Франции:

-Позвольте, господа! Он же кажется не только коммунистов уничтожал, но ещё и этих… евреев. Нас же могут лишить финансирования.

Председательствующий:

-Поддерживаю. Этого мы не учли. Неудобно как-то с евреями получилось. {} И так мы в своё время ихнему арабу, как его там, с палестины вобщем, дали премию мира вместе с Ицхаком Рабином и Шимоном Пересом, так они обиделись.

Член комитета от сша:

-Арафат его звали. В цру его ещё "фартиком" звали. Мы тогда справедливо рассудили, что Израиль не убил бы столько арабов, если бы не помощь с их стороны. Вот и дали одному из них премию тоже.

Член комитета от Франции:

Господа! Предлагаю тогда компромиссный вариант. Поскольку евросоюз — культурный и идейный наследник третьего рейха, то давайте почтим память всех его основателей и вдохновителей прошлого, присвоив нобелевскую премию мира евросоюзу.

Все члены собрания (хором):

-Браво! Браво! Как мы сразу не догадались. И главное никто не подкопается. [Ведь Евросоюз объединяет и миротворствует в интересах демократии! А что может быть этого разрушительней? Традиции динамита будем соблюдать.]

Председательствующий:

-Ставлю на голосование.

Секретарь:

-Единогласно.

Председательствующий:

-Официальную часть заседания нобелевского комитета объявляю закрытым. Продолжим в буфете.

(Члены нобелевского комитета встают и расходятся радостно хохоча).