Три базовые формы бытия. Часть 2

Тем не менее, при всем многообразии событий, явлений и уровней, подчиняющемся такому разделению, я стала улавливать в нем некую общую закономерность. Во всех случаях различные компоненты «триады» не могут быть сопоставимы по силе звучания, как это бывает в случае деления на «два», «четыре», «пять» и т. д. Сопоставление на уровне «больше – меньше», «сильнее – слабее», «выше – ниже» к ним неприменимы, они равноценны2. Осознание столь очевидной истины помогло мне по иному систематизировать те знания и информацию, которую я приобрела за годы работы над проблемой «сна – бодрствования», привело их в некую более понятную и стройную систему.

Зачастую человек не воспринимает непрерывности психической деятельности: бодрствование и сон при этом разделяются непреодолимой преградой, создавая ощущение пребывания в различных измерениях. Ежедневно мы как бы выключаемся из окружающей действительности, прерывая на краткие сроки привычную активность. Казалось бы, психическая жизнь застывает с тем, чтобы утром вернуться к привычной работе.

Медики и нейрофизиологи долгое время считали сон состоянием редуцированной, смягченной активности всего организма, близкого к отдыху и покою. Современные научные исследования позволяют рассматривать сон как столь же активное состояние, что и бодрствование, однако характер и проявление этой активности отличны от того, что наблюдается в период бодрствования. Несмотря на то, что в течение сна контакт с окружающим миром значительно ограничен, в этот период осуществляются интенсивные психические процессы, жизненно необходимые для каждого человека.

Какова все таки связь основных закономерностей протекания психических процессов в цикле сон бодрствование с тем магическим знаком, которому в данной главе было уделено столько внимания?