Марина Цветаева

0ce18d245f0df17c63 (360x469, 24Kb)

 

 

 

 

 

 

Бабушке

 Продолговатый и твердый овал, Черного платья раструбы... Юная бабушка! - Кто целовал Ваши надменные губы? Руки, которые в залах дворца Вальсы Шопена играли... По сторонам ледяного лица - Локоны в виде спирали. Темный, прямой и взыскательный взгляд, Взгляд, к обороне готовый. Юные женщины так не глядят. Юная бабушка, кто вы? Сколько возможностей вы унесли, И невозможностей - сколько? - В ненасытимую прорву земли, Двадцатилетняя полька! День был невинен, и ветер был свеж, Темные звезды погасли. - Бабушка! - Этот жестокий мятеж В сердце моем - не от вас ли?.. 4 сентября 1914 

 

 

x x x

  Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес, Оттого что лес - моя колыбель, и могила - лес, Оттого что я на земле стою - лишь одной ногой, Оттого что я о тебе спою - как никто другой. Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей, У всех золотых знамен, у всех мечей, Я закину ключи и псов прогоню с крыльца - Оттого что в земной ночи я вернее пса. Я тебя отвоюю у всех других - у той, одной Ты не будешь ничей жених, я - ничьей женой, И в последнем споре возьму тебя - замолчи! - У того, с которым Иаков стоял в ночи. Но пока тебе не скрещу на груди персты, - О проклятье! - у тебя останешься ты: Два крыла твоих, нацеленные в эфир, - Оттого что мир - твоя колыбель, и могила - мир!  15 августа 1916 +++

Повторю в канун разлуки, 
Под конец любви, 
Что любила эти руки 
Властные твои 

И глаза — кого — кого-то 
Взглядом не дарят! — 
Требующие отчета 
За случайный взгляд. 

Всю тебя с твоей треклятой 
Страстью — видит Бог! — 
Требующую расплаты 
За случайный вздох. 

И еще скажу устало, 
— Слушать не спеши! — 
Что твоя душа мне встала 
Поперек души. 

И еще тебе скажу я: 
— Все равно—канун! — 
Этот рот до поцелуя 
Твоего был юн. 

Взгляд—до взгляда — смел и светел, 
Сердце — лет пяти… 
Счастлив, кто тебя не встретил 
На своем пути.

 

* * *

 - Пора! для этого огня - Стара!      - Любовь - старей меня! - Пятидесяти январей Гора!      - Любовь - еще старей: Стара, как хвощ, стара, как змей, Старей ливонских янтарей, Всех привиденских кораблей Старей! - камней, старей - морей... Но боль, которая в груди, Старей любви, старей любви.
 
 
 
 

23 января 1940

 

* * *

 Как правая и левая рука - Твоя душа моей душе близка. Мы смежны, блаженно и тепло, Как правое и левое крыло. Но вихрь встаёт - и бездна пролегла От правого - до левого крыла! 
 
 
 
 

10 июля 1918

 

* * *

 Не думаю, не жалуюсь, не спорю. Не сплю. Не рвусь ни к солнцу, ни к луне, ни к морю, Ни к кораблю. Не чувствую, как в этих стенах жарко, Как зелено в саду. Давно желанного и жданного подарка Не жду. Не радует ни утро, ни трамвая Звенящий бег. Живу, не видя дня, позабывая Число и век. На, кажется, надрезанном канате Я - маленький плясун. Я - тень от чьей-то тени. Я - лунатик Двух темных лун.
 
 
 
 

13 июля 1914

 

* * *

 Вот опять окно, Где опять не спят. Может - пьют вино, Может - так сидят. Или просто - рук Не разнимут двое. В каждом доме, друг, Есть окно такое. Не от свеч, от ламп темнота зажглась: От бессонных глаз! Крик разлук и встреч - Ты, окно в ночи! Может - сотни свеч, Может - три свечи... Нет и нет уму Моему покоя. И в моем дому Завелось такое. Помолись, дружок, за бессонный дом, За окно с огнем!
 

* * *

Если душа родилась крылатой — Что ей хоромы — и что ей хаты! Что Чингис-Хан ей и о — Орда! Два на миру у меня врага, Два близнеца, неразрывно-слитых: Голод голодных — и сытость сытых!
 
 
 
 

5 августа 1918