Любителям крыс

Любителям крыс
Скажите честно, вы прямо очень-очень любите своих крыс?
Или сначала любили, а теперь уже нет?
Как долго они у вас живут?

  • Любила всё время пока у меня ижил, не успеешь разлюбить, больно мало они живут (
  • Жили, сменяя друг друга около 10 лет. Потом надоели. Не потому, что разочаровалась — просто слишком ленивая стала. Теперь сказал себе — всё, никаких рыбок-птичек-крысок, только собаки и кошки. Без них патологически не могу.
  • Крыса в основном к сожалению живет не более двух, трех лет. Но к счастью они очень преданные, и знают запах рук хозяина, каторый кормит. Очень умные и нежные создания.
  • У меня раньше была Самая-Самая любимая крыска. Я так ее Любил, а не кто этого не понимал, потому что это была всего только крыса, а для меня она была, как бы Товарищем))) Я не буду отрицать, но Я ОБОЖАЮ КРЫС, не просто люблю, а обожаю). У меня крыска прожила 3,8 лет. Такая верная была она…
  • Зачем они нужны. Я замучился их вместе с клетками выбрасывать а внук постоянно покупает. Хотя самих крыс, диких, очень уважаю. Эти животные в первую очередь известны своей невероятной живучестью. Основа такой живучести — в социальной сплочённости. Крысы невероятно социальные животные. Они вместе ходят «на дело»,помогают друг другу, защищают, если есть возможность, забирают с собой раненых. Крысы ощущаютсебя единым организмом и ведут себя как единый организм. Они быстро обмениваются информацией, быстро предупреждают об опасности, передают навыки защиты. В таком поведении нет индивидуальной выгоды. Защитный механизм имеет нравственную природу.
    Один из самых эффективных способов борьбы с крысами основан на разрушении защиты. Так как защита имеет основанием нравственность, способ в итоге основан на разрушении нравственности. (Как собственно и случилось в нашим народом ).Всем нельзя сломать нравственность. Можно сломать одиночке. да и то не сразу. Ломают постепенно. Для этого создают условия, когда рациональнаялогика приобретает решающее значение. Главное, заставить совершить первый шаг — действие, до этого находящеееся под абсолютным табу.
    Делается это следующим способом. Берут крупную и сильную крысу, долго морят голодом, и потом бросают ей в клетку только что убитую крысу. После некоторых раздумий она пожирает своего мёртвого собрата. Рациональная логика подсказывает: это уже не собрат. это пища. Ему всё равно, а мне выжить нужно. Значит, кушать надо.
    Второй раз планка безнравственности поднимается выше. В клетку бросают еле живое животное. Новая «пища» хоть и почти мёртвая, но всё же живая. И снова рациональная логика подсказывает решение. Он всё равно умрёт, а мне жить нужно. И крыса опять есть подобного, теперь уже практически живого.
    Третий раз в клетку бросают вполне живую и здоровую «пищу»,слабого крысёнка. У сильной крысы сновавключается алгоритм рациональной логики. Есть всё равно нечего, говорит она себе. Что толку, если мы оба погибнем? Пусть выживает сильнейший. И сильнейший выживает. Обратите внимание, у крысы на принятие решений с каждым разом уходило всё меньше времени. При этом уровень безнравственности каждого нового пожирания был всё больше. Через некоторое время крыса вообще не думала. Она относилась к своим соотечественникам как к пище. (а в природе крысы никогда не поедают крыс. Ни мёртвых ни живых. Это безнравственно по их кодексу) Едва ей подбрасывают в клетку новую крысу, она тут же набрасывалась на неё и пожирала. С момента, когда она вообще не думала, жрать или не жрать, её нравственность была сломлен7а. И вот этого «Крысиного волка» выпускали назад в общество откуда её в своё время поймали. Это уже была не та крыса. Это было уже существо без признаков нравственности. В своих поступках она руководствовалась только логикой эгоизма. Но окружающие не знали этого. Они принимали её за свою и полностью ей доверяли.
    Очень быстро существо, внешне похожее на крысу, приходило к мысли: зачем искать где-то пищу, если она кругом, тёплая и свежая. Рациональная логика определяет характер действия. Крысоед выбирал ничего подозревающую жертву и пожирал её.
    Очень скоро он приходил к выводу, что скамый оптимальный вариант — не открыто нападать и пожирать, а делать это втайне от общества. В следующий раз под тем или иным предлогом эта крыса заманивала свою жертву в укромное место и там пожирала.
    Когда у крысиного сообщества не оставалось сомнений, что среди них завёлся волк в овечьей шкуре, крысы уходили из этого места. Причём уходили в ста случаях из ста. Они запросто могли напасть на неё и убить солобща, но не делали этого. Они боялись что могут как бы отравиться ею и стать такими же. Инстиктивно они чувствовали: если их сознание впитает новые установки, возникнет новое общество без тормозов, общество потребителей (как у нас в России сейчас), общество предателей, общество потребителей. Атмосфера безнравственности разрушит механизм социальной защиты (как у нас, людей) и погибнут все.
    Даже крысы не хотят жить