Как и почему появилась книга В. В. Похлебкина «История водки». Часть 2

Он был в заурядном костюме с немодным, неумело повязанным галстуком, в стоптанных, плохо начищенных туфлях. Недружелюбно осмотревшись, проговорил:

Мне сказали, что министр хочет встретиться со мной по важному делу. Министр Это вы? В чем проблема?

Это и был Вильям Васильевич Похлебкин.

От водки он отказался:

Не пью.

Совсем? Удивился министр.

Совсем.

Почему?

Мне это не интересно.

К бутербродам с икрой и другим деликатесам тоже не притронулся, хотя прочитал небольшую лекцию о выставленных на стол греческих маслинах. На настойчивые приглашения министра лишь презрительно усмехнулся:

Зачем привыкать к тому, чего никогда не будешь иметь? Я полагаю, что у вас нет времени на пустые разговоры? У меня тоже. Давайте о деле.

Сообщение о претензиях поляков на название «водка» Похлебкин выслушал с интересом.

Помолчав, спросил:

В каком году, вы говорите, поляки начали делать водку?

В 1540 м. Так они утверждают.

Похоже на правду. В середине шестнадцатого века заметно изменилось меню скандинавских королевских домов, возросло количество жирных и острых блюд. Увеличилось потребление соли. Об этом есть данные. Соль в Швецию поставляла Россия по договору 1505 года. О чем это говорит? О том, что в национальном меню появилось нечто, требующее острой закуски и жирной пищи. Это вполне может быть водкой.

Но водку могла продавать скандинавам и Россия? Предположил министр.

Могла Россия, могла Польша, Легко согласился Похлебкин, очевидно не понимающий сути и важности вопроса.

Вильям Васильевич, нам не нужны предположения, Разъяснил министр. Нам нужны доказательства, что водку изобрели и впервые начали делать русские. Доказательства, которые будут представлены в Международный арбитражный суд. Они должны быть всесторонне документированы и не вызывать ни малейших сомнений. Мы уверены, что вы с вашей эрудицией и знанием предмета сумеете справиться с этой задачей.

Похлебкин посмотрел на часы и встал.

Я так и думал, что попусту потеряю время, – с Досадой проговорил он. Вы обратились не по адресу. Если вам нужны доказательства, что водку изобрели наши соотечественники, обратитесь к тем, кто умеет добывать подобные доказательства. Такие люди у нас есть. Ученики тех, кто сумел доказать, что радио изобрел Попов, а не Маркони, а паровоз Ползунов, а не Уайт. Но вряд ли эти доказательства сгодятся для Международного арбитража. Вранье хорошо для внутреннего потребления, на внешнем рынке оно не котируется.

Вы не верите, что водка Исконно русский продукт? Несколько обескураженно спросил министр.

Я всегда думал, что это так. Сейчас я этого не знаю. И подгонять решение под ответ Увольте.

Я неточно выразился, Заторопился министр. Мы ни в коем случае не хотим, чтобы вы фальсифицировали результаты. Помилуй бог, зачем? Да, мы понесем определенные убытки, если утратим право на бренд. Но это не причина, чтобы увеличивать количество вранья в наших отношениях с внешним миром. Мы и так слишком много врем, не по делу и без пользы. Поверьте, это утомительно и унизительно. Честность Лучшая политика. Так говорили русские купцы. И они были правы. Сейчас как раз тот случай, когда нужна правда. Мы хотим ясности. Вопрос поставлен. Нужен четкий, научно обоснованный ответ. Поляки изобрели водку Значит, поляки. Русские Значит, русские.

Хочется вам верить, Произнес Похлебкин с неприятной гримаской, свидетельствующей, что он ни одному слову министра не верит, но спорить не хочет, чтобы не затягивать разговор. Уговорили. Я займусь проблемой. Она кажется мне интересной.