Экспериментатор

Если вас поймала мама

За любимым делом вашим,

Например за рисованьем

В коридоре на обоях,

Объясните ей, что это

Ваш сюрприз к Восьмому марта.

Называется картина:

«Милой мамочки портрет».

Г. Остер

В раннем детстве Паша был подвижным, веселым и дурашливым. Лез во все лужи, залезал на деревья и заборы. Набедокурив, просил прощения, но буквально тут же возвращался к прежним проказам. В садик ходил легко и охотно, имел много приятелей. В год перед школой Людмила (Пашина мама) много занималась с Пашей, ей хотелось, чтобы он поступил в гимназию. Павел учился у мамы охотно, быстро все схватывал, но так же быстро и забывал.

Целый день от него нельзя было отвернуться. Он все время куда то залезал, что то на себя ронял, проливал, бил. Приходилось ходить за ним по пятам. И так целый день…

В школе дневники и тетрадки пестрели замечаниями. Вместо того чтобы приналечь на учебу, Павел стал систематически «забывать» дневник и домашние задания, врал и выкручивался как в разговорах с учительницей, так и с родителями.

Пашины «достижения» на уроках и переменах создали ему соответствующую репутацию, с которой он и перешел в среднюю школу, где стало совсем плохо. Постоянно меняющиеся учителя совершенно не склонны были контролировать мальчишку, и Павел начал прогуливать. Сначала врал что то, доставал какие то справки, а потом стал прогуливать просто так. Сблизился с такими же ребятами из старших классов, вместе болтались, проводя свои многочисленные «эксперименты»: лазали на крыши домов, жгли костры на берегу речки, гоняли на скейте и т. п. Иногда «путешествовали» – катались на автобусах и метро.

Никакие наказания на Пашу не действовали. Если мама пыталась запереть его, он попросту убегал. Дома и в школе всем было что то от него надо. Все требовали «напрячься», «взяться за ум», пугали будущим, особенно – армией. Слушать все это было невыносимо, и Павел убегал на улицу. Деятельная, подвижная натура требовала свершений, подвигов.

– Не жизнь, а сплошные нервы. Дергаюсь при каждом телефонном звонке. А вдруг из школы? Из милиции? Даже сейчас сижу с Вами, а сама как на иголках – как бы он там чего не сотворил.

В холл выходим вместе. Пашу находим возле окна – мальчик сосредоточенно выводит на затуманенных стеклах нецензурные выражения. В течение 30 мин нашего разговора с мамой он не тратил времени даром – три оконных стекла сверху донизу были разукрашены различными вариациями на тему всем известных крылатых фраз из русского фольклора.

– Ну, вот! Так и знала! – восклицает Людмила срывающимся голосом человека, потерявшего терпение. Она хватает сына за руку, резко оттаскивает его от окна и порывисто протирает ладонью стекла, уничтожая Пашины «художества».