Дети «без тормозов&raquo

На приеме ребенок с переломом ноги. Врач травматолог: «Уже третий перелом за год!» Папа пациента: «Ничего не могу с ним поделать, доктор! Слишком живой». Врач травматолог: «Слишком живых не бывает. Бывают либо живые, либо…»

Из практики детского травматолога

Хорошо, что мой стул на колесиках. Иначе трудно себе представить, как бы я общалась с 9 летним Борисом. С поразительной скоростью он перемещался из одного конца комнаты в другой, причем понять логику его движений было невозможно. Концентрируясь на беседе с ним, я едва могла уследить за движениями его рук, в которых мог оказаться любой предмет, включая медицинский инвентарь.

Боре не понадобилось много времени, чтобы освоиться – он сразу почувствовал себя как дома. На мои вопросы отвечал непринужденно, обращаясь ко мне на «ты».

– Расскажи мне немного о себе. Какой ты по характеру? Боря уже успел забраться с ногами на кушетку и отвечал, глядя на меня «сверху вниз»:

– По характеру я… оральный.

Подобная фраза воспринимается психотерапевтом в совершенно однозначном контексте, если он слышит ее от своего коллеги. Но о чем можно подумать, когда ее произносит 9 летний ребенок?

Трудно себе представить, что он знаком с основными положениями теории психоанализа. Поэтому осторожно переспрашиваю:

– Поясни, пожалуйста.

– А… орут на меня все.

– Кто именно?

– Да, мамка. И учителя…

– За что же?

– За поведение.

Висящая на стене репродукция, не удержавшись от случайного размашистого движения Бориной руки, с грохотом ударяется о раковину…

Диагноз «гиперактивность», «синдром минимальных мозговых дисфункций (ММД)» в настоящее время стал столь же модным, как некогда «ОРЗ». Этот ярлык зачастую приклеивают как к абсолютно здоровым детям, так и к тем, у кого значительно более серьезные и глубокие психические и неврологические отклонения. И это отнюдь не результат некомпетентности лечащих врачей, а следствие диагностических сложностей. До настоящего времени нет четких критериев, отделяющих синдром, с одной стороны, от нормы, с другой – от патологических состояний со сходными клиническими проявлениями. С аналогичными сложностями столкнулась и я при написании данной главы.

По этой причине мне кажется преждевременным формулировать диагноз «ММД» в возрасте до 3 лет, так как это чревато гипердиагностикой. Многие дети данного возраста чрезвычайно активны, и не обладают устойчивым вниманием. Просто одни дети более беспокойные, импульсивные и подвижные по сравнению с другими вследствие своего природного темперамента, а не дисфункции мозга.

Дети обучаются при помощи всех органов чувств. Малыш ни о чем не задумывается, пробуя на вкус землю, пытаясь дотронуться до пламени свечи или обрывая все лепестки у цветов вместо того, чтобы их нюхать. Он может ползти или карабкаться куда угодно, чтобы достать предмет, который привлек его внимание. При этом ребенок не соизмеряет свои желания с представлением о том, насколько этот предмет доступен, хрупок или безопасен.

В младшем возрасте бессмысленно требовать от детей аккуратности. В своей ненасытной любопытности ребенок передвигается от одной вещи к другой слишком быстро. Поэтому лучше всего относиться терпимо к некоторому беспорядку, когда у вас в доме малыш.