Черт и его слуги. Часть 2

В школу Марианна пошла в 6 лет. Учится легко и на «отлично», по уровню подготовки значительно превосходит одноклассников. Несмотря на это, не ощущает себя «белой вороной» в коллективе, имеет подруг.

С недавнего времени девочка стала особенно беспокойной. Со слов няни, она каждый день с тревогой ожидала прихода матери с работы. Ухудшился аппетит, и, что особенно беспокоит Эльвиру, нарушился сон. Засыпать стала с трудом и только при свете ночника. Часто перед сном зовет маму или приходит в ее спальню. На вопрос о причине отвечает односложно: «Я боюсь!» Чего именно – ответить затрудняется.

Весьма примечательно, что девочка и мама любят друг друга, легко общаются. Вместе с тем мама, при всей тревожности, плохо знает, что творится в душе у дочери. Девочка же не постаралась ей все объяснить, хотя секрета в своих переживаниях не видит. Приглашаю дочь.

– Извините за опаздание. Ничего, что я в сапогах? – с этими словами девочка с красивым именем Марианна появляется в кабинете. Умные и внимательные серые глаза смотрят застенчиво и чуть исподлобья.

– Красивое у тебя имя, – говорю, пожимая ей руку.

– Главное, редкое! – иронизирует моя гостья, при этом в глазах прыгают лукавые искорки. С первых слов понимаю, что передо мной абсолютно взрослый человек. Ее лексикон и формулировки, совершенно не детские, как то не вяжутся с хрупким телосложением и цветными ленточками, вплетенными в косички. Тем не менее, без скидки на детскую внешность, я беседую с ней так, как говорила бы со взрослым человеком. Марианна принимает такой стиль общения с удовольствием, и даже, как мне кажется, с благодарностью. Быстро возникает взаимная симпатия. Говорим о школе, увлечениях, о литературе, искусстве. Вопрос о любимых игрушках, столь традиционный для подобных ситуаций, задаю с осторожностью, так как в выбранном контексте беседы рискую попасть впросак. Тем не менее, девочка начинает оживленно рассказывать о своем любимце – лисенке и других «плюшевых друзьях». Все таки, она еще ребенок.

Несмотря на готовность к общению, девочке трудно вписываться в коллектив. Причем, в большей степени на субъективном уровне. Коллектив сверстников девочку не отвергает, у нее есть подруги. Однако, они существенно отличаются по интеллектуальному уровню, «живут своими интересами». Марианне с ними скучно и трудно «найти общую тему для разговора». Тем не менее, девочка сохраняет отношения с ними, боится потерять друзей и остаться в одиночестве.

Марианна не скрывает того, что скучает по маме, хочет чаще ее видеть и проводит вечера в тревожном ожидании ее прихода. Воображение рисует самые ужасные картины тех событий, которые могли произойти с мамой.